Злоупотребление процессуальными правами. Что нужно учесть при принятии новых кодексов

Злоупотребление процессуальными правами. Что нужно учесть при принятии новых кодексов

Злоупотребление процессуальными правами. Что нужно учесть при принятии новых кодексов

Существование проблемы злоупотребления процессуальными правами на сегодняшний день признается всеми, кто так или иначе причастен к судопроизводству: судьями, адвокатами, учеными, законотворцами и общественными активистами. Новую волну обсуждений этого вопроса подняла перспектива принятия новых редакций процессуальных кодексов, в которых авторы судебной реформы предложили свой взгляд на решение проблемы.

Предлагается законодательно закрепить примерный перечень действий, которые могут быть расценены судом как злоупотребление участником процесса своими процессуальными правами. К таким действиям отнесены:

  • подача жалобы на судебное решение, которое не подлежит обжалованию;
  • подача ходатайства для решения вопроса, который уже решен судом;
  • заявление заведомо необоснованного отвода;
  • совершение других действий, направленных на необоснованное затягивание или препятствование рассмотрению дела;
  • совершение действий, целью которых является манипуляция автоматизированным распределением дел между судьями (представление нескольких исков с одинаковым предметом и основаниями к одному ответчику и т.п.);
  • подача заведомо необоснованного иска (при отсутствии предмета спора или в споре, который имеет очевидно искусственный характер);
  • совершение действий с целью изменения подсудности дела (искусственное объединение исковых требований, безосновательное привлечение ответчика);
  • заключение мирового соглашения, причиняющего ущерб правам третьих лиц;
  • умышленное неоповещение лиц, которые должны быть привлечены к участию в деле.

Представленый перечень является открытым, что означает возможность признания злоупотреблением процессуальными правами также и других действий участников процесса.

Но из приведенного перечня злоупотреблений уже возникает немало вопросов: каким образом суд будет определять, когда отвод заведомо безосновательный, а когда просто безосновательный; в каких случаях иск заведомо безосновательный, а когда просто безосновательный; как определить наличие умысла стороны при не уведомлении лиц, которые должны быть привлечены к участию в деле?

В предложенных проектах кодексов предполагается, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела суд может признать злоупотреблением процессуальными правами действия, которые противоречат задаче гражданского / хозяйственного / административного судопроизводства (ч. 2 ст. 45 проекта ГПК и КАС, ч. 2 ст. 44 проекта ХПК). Если подача жалобы, заявления, ходатайства признается злоупотреблением процессуальными правами, суд с учетом обстоятельств дела вправе оставить без рассмотрения или вернуть заявление, жалобу, ходатайство. Суд обязан предпринимать меры для предотвращения злоупотребления процессуальными правами. В случае злоупотребления участником судебного процесса его процессуальными правами, суд применяет к нему меры, определенные действующим Кодексом (ч. 3,4 ст. 45 проекта ГПК и КАС, ч. 3, 4 ст. 44 проекта ХПК).

Таким образом, суду будет принадлежать право инициировать рассмотрение вопроса о признании тех или иных действий участников процесса злоупотреблением процессуальными правами без обязанности проверять такие злоупотребления доказательствами.

Убежден, что такой подход не оправдан, ведь в данном механизме не воплощается принцип диспозитивности и состязательности сторон судебного процесса.

Целесообразно предусмотреть, что именно участникам процесса принадлежит право ставить вопрос о злоупотреблении процессуальными правами путем подачи в суд соответствующего ходатайства. Такой механизм будет соответствовать принципу диспозитивности, согласно которому суд рассматривает дела не иначе как по обращению лица, поданному в соответствии с действующим Кодексом, в пределах заявленных им требований и на основании доказательств, представленных сторонами и другими участниками дела.

По моему мнению, в вопросе установления факта злоупотребления процессуальными правами следует, прежде всего, ориентироваться на позицию оппонента в процессе, ведь именно его права нарушаются в случае злоупотреблений со стороны другой стороны. Если другая сторона спора считает, что ее оппонент пользуется своими процессуальными правами добросовестно, не злоупотребляет ими и не вредит судебному процессу, то нет и оснований для установления факта злоупотребления и принятия судом мер по привлечению такого лица к ответственности. Такой подход полностью соответствует концепции реформы процессуального законодательства, где суд выступает суде в виде «независимого арбитра».

Еще одним необходимым, на мой взгляд, условием применения механизма предотвращения злоупотребления процессуальными правами и привлечения к ответственности за эти действия является обязанность участника, подавшего ходатайство о злоупотреблениях, доказать суду надлежащими и допустимыми средствами доказывания обстоятельства, что действия другого участника процесса действительно содержат признаки злоупотребления процессуальными правами. Это нужно для того, чтобы обеспечить реализацию принципа состязательности сторон и предоставить каждому участнику процесса, в том числе и лицу, которое «подозревается» в злоупотреблении, право изложить свою позицию и доказать суду ее убедительность.

Модели, при которой участник процесса заявит о злоупотребление процессуальными правами со стороны другого участника, а суд фактически просто поверит ему на слово, недостаточно. Злоупотребление процессуальными правами, как и любое другое обстоятельство дела, которое не признается сторонами, должно быть доказано в установленном порядке. В частности, «заведомо» безосновательный отвод подлежит обязательному доказыванию, так как в этом случае нужно точно установить, что лицо заранее знало об отсутствии оснований для отвода или сознательно придумало такие основания, например, для затягивания процесса. Судья должен сделать вывод о «заведомом характере» на основании исследованных доказательств, а не на основании своих догадок и предположений. Так, например, доказательствами «заведомого характера» безосновательного отвода может быть обвинения судьи в наличии родственных связей со стороной в случае, если отсутствие таких связей могло быть проверено заявителем отвода, например, через открытые источники, адвокатский запрос и тому подобное. Доказательствами «заведомого характера» при злоупотреблениях могут быть судебные решения по другим делам, которые подтвердят системность совершения тех или иных необоснованных процессуальных действий стороной. И все эти доказательства должна собрать и предоставить сторона, чьи права такими злоупотреблениями нарушаются.

Особое внимание следует обратить на предложенные авторами проектов кодексов меры ответственности за злоупотребление процессуальными правами. Так, статьями 149 проектов КАС и ГПК, статьей 136 проекта ХПК к лицам, виновным в злоупотреблении процессуальными правами, предлагается применять один вид мер процессуального принуждения - штраф. Сейчас в хозяйственном процессе предлагается закрепить слишком высокие размеры штрафов: за первое злоупотребление процессуальными правами размер штрафа составляет от 2 до 20 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (на сегодня от 3368 грн. до 33680 грн.), За повторное злоупотребление - от 10 до 100 размеров прожиточного минимума (от 16840 грн. до 168 400 грн.). Стоит отметить, что штраф может быть наложен как на участника процесса, так и на его представителя. С такими штрафами представителям в хозяйственных делах будет опасно ходить в судебные заседания, ведь штрафы за повторное злоупотребление, критерии определения которых размыты, могут превысить годовой гонорар адвоката.

Убежден, что целесообразно было бы ввести некий переходный период введения штрафов, начиная с небольших штрафов и постепенно вводя более значительные размеры в условиях полной адаптации сторон и судей к новой системе координат в процессе.

Также целесообразно предусмотреть, что наложению штрафа должно предшествовать применение более мягкого вида ответственности, а именно предупреждение. В подавляющем большинстве случаев предупреждения будет достаточно для прекращения злоупотребления лицом процессуальными правами и предотвращения таких действий в будущем.

Как итог, можно отметить, что попытка авторов судебной реформы ввести механизм предотвращения злоупотребления процессуальными правами и ответственности за такие действия является, безусловно, положительной и нужной инициативой, которая, однако, должна быть доработана с учетом принципов разумности, диспозитивности и состязательности процесса.