Как высказываться так, чтобы избежать судебного иска об опровержении

Как высказываться так, чтобы избежать судебного иска об опровержении

Как высказываться так, чтобы избежать судебного иска об опровержении

 Адвокаты ЮФ «GENTLS» в своей статье анализируют перспективы судебных дел о распространении недостоверной информации. 

В Украине уже начался новый политический сезон, который обещает быть особенно жарким из-за выборов Президента и народных депутатов весной и осенью 2019-го. Одним из элементов политической борьбы всегда была дискредитация конкурентов - распространение информации, которая выставляет их в крайне невыгодном свете - обвинения в коррупции, аморальное поведение, давно забытые «скелеты в шкафу».

Конечно же, фигуранты таких «расследований» будут защищаться от обвинений и доказывать своим избирателям, коллегам и спонсорам их ложность. Едва ли не единственным по-настоящему эффективным способом доказать ложность распространенной информации является судебный иск о признании информации недостоверной и ее опровержении судом.

Обеим сторонам потенциального судебного спора следует понимать несколько ключевых особенностей этой категории дел для прогноза исхода судебного процесса.

Остановимся на одной из таких особенностей, которая, как показывает судебная практика, имеет решающее значение. Речь идет о форме, в которой была представлена информация. Не о визуальной форме отображения сообщения, такой, как видеозапись публичного выступления, видеоролик о журналистском расследовании, текстовый материал (статья в газете, пост в социальной сети и т.д.). Под формой представления информации в таких спорах понимают именно лингвистическую характеристику высказывания, то есть имеет ли оно форму утверждения лица о факте (определенном действии или событии, которое действительно существовало или существует), или же выражено в форме оценочного суждения - субъективных взглядов, представлений, отношения лица к определенным событиям или лицам.

Например, «Депутат К. украл сто тысяч гривен, которые были выделены из бюджета города М. на ремонт дорог» - утверждение о факте; «Выглядит так, что депутат К. может быть связан с хищением ста тысяч гривен, выделенных из бюджета города М. на ремонт дорог» - оценочное суждение.

Почему же так важно отличать утверждение о фактах от оценочных суждений? Прежде всего, потому, что оценочные суждения не подлежат признанию недостоверными и опровержению, в отличие от утверждений, которые могут быть проверены, признаны недостоверными и опровергнуты. То есть, если негативная информация о депутате К. имеет форму оценочного суждения, как показано выше, последнему вряд ли стоит рассчитывать на защиту своих прав в суде и на опровержение информации о причастности к хищению бюджетных средств.

На практике довольно часты случаи, когда установить, какую же форму имеет выражение, утверждения или оценочного суждения, не так просто, поэтому для этого необходимы специальные знания в области лингвистики. Именно лингвистическая экспертиза призвана помочь суду выяснить этот важный для рассмотрения дела вопрос.

Вместе с принятием новых редакций процессуальных кодексов законодателем были внесены изменения в Закон Украины «О судебной экспертизе», чем существенно изменен порядок назначения всех судебных экспертиз, в том числе лингвистических. В частности, кроме возможности назначения экспертизы судом, право самостоятельно заказать экспертизу предоставляется также сторонам судебного спора в гражданском, хозяйственном или административном процессе.

В выборе экспертов закон также предоставляет гораздо больше свободы, чем раньше: кроме судебных экспертов, которые внесены в государственный Реестр аттестованных судебных экспертов, экспертизу можно заказать также и у других специалистов в соответствующих областях знаний, которые имеют все права, обязанности и гарантии, а также несут ответственность наравне с аттестованными судебными экспертами. Требования к «другим специалистам в соответствующих областях знаний» законом не установлены, поэтому теоретически лингвистическую экспертизу можно заказать любому лицу, которое имеет высшее образование по специальности «лингвистика», ведь ни один украинский вуз не готовит специалистов по специальности «лингвистическая экспертиза». Правда, качество лингвистических экспертиз, проведенных «другими специалистами», часто настолько низкое, что суды просто не принимают их во внимание, оценивая это доказательство «по своему внутреннему убеждению» и «в совокупности с другими доказательствами». В качестве примера можно назвать попытки такого специалиста-лингвиста давать заключения по вопросам, выходящим за пределы его компетенции, например, толковать нормы права или даже целые статьи закона.

Стоит также отметить, что Инструкцией Минюста о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований лингвистическая экспертиза речи отнесена к криминалистическим экспертизам, которые, согласно Закону Украины «О судебной экспертизе», должны проводиться исключительно государственными специализированными учреждениями, где работают аттестованные судебные эксперты, внесенные в Реестр. Следовательно, возникает противоречивая ситуация, при которой закон позволяет заказывать проведение экспертизы «другим специалистам», а подзаконный нормативный акт, приказ Минюста, нивелирует такую возможность для лингвистической экспертизы, включив ее в список криминалистических. Это произошло в 2015 году, когда автороведческую экспертизу, действительно криминалистическую по своей сути, основной целью которой является идентификация автора текста для раскрытия преступлений, Минюст трансформировал в лингвистическую экспертизу речи, включив в этот подвид, кроме автороведческого, также семантико-текстуальное исследование, то есть именно ту лингвистическую экспертизу, которая призвана разграничивать утверждения о фактах и оценочные суждения в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Такая позиция касательно лингвистической экспертизы, которая, кстати, находит свое отражение также и в судебной практике, представляется ошибочной и противоречит как новому подходу к назначению и проведению экспертиз, заложенному в изменениях в закон «О судебной экспертизе», так и задачам и принципам судебного процесса. Задача судопроизводства - справедливое, беспристрастное и своевременное рассмотрение дел с целью эффективной защиты нарушенных прав, а основным принципом судопроизводства является верховенство права, прежде всего Конституции и законов. Поэтому в вопросах оценки заключения лингвистической экспертизы, проведенной другим специалистом, а не аттестованным судебным экспертом, судам следует руководствоваться не формальной принадлежностью этой экспертизы к установленному Минюстом перечню криминалистических, а прежде всего принципом верховенства права для действительно эффективной и своевременной защиты прав человека, с учетом квалификации и опыта эксперта-лингвиста.

Другой сложный вопрос, связанный с лингвистической экспертизой в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации, - кто обязан определять, в какой форме, утверждения или оценочного суждения, выражена информация - эксперт-лингвист или судья? Дело в том, что определение понятия «оценочные суждения» содержится в законе – в статье 30 Закона Украины «Об информации», а поэтому толкование этого понятия является вопросом права, который суд должен решать самостоятельно, что также отмечал Европейский суд по правам человека (дело «Дмитриевский против России»).

В то же время, по определению, которое содержится в Законе, видно, что для квалификации высказывания как оценочного суждения необходимо учитывать характер использованных в нем языково-стилистических средств, таких как гиперболы, аллегория, сатира, а это уже выходит за рамки правовых вопросов и требует специальных знаний в области лингвистики. Поэтому каждый раз, формулируя вопрос эксперту, а также в процессе проведения лингвистического исследования следует выдерживать определенный баланс между компетенциями, чтобы эксперт не вышел за пределы своих специальных знаний, но и не взял на себя функции суда.

Подытоживая изложенное, можно отметить, что в делах об опровержении распространенной о лице недостоверной информации лингвистическая экспертиза является хотя и вспомогательным, но достаточно мощным инструментом для формирования правовой позиции в судебном споре. Она, однако, требует от адвоката взвешенного подхода, определенного опыта и умелого использования в судебном процессе.

Человеку же, который столкнулся с распространением о себе негативной недостоверной информации, можно посоветовать, прежде чем обращаться в суд с иском, обращать внимание на форму высказываний и, исходя из этого, составить представление о перспективности дела в суде.