Победа GENTLS для ОЩАДБАНКА по делу Януковича на 1 млрд. 150 млн. долларов США

Победа GENTLS для ОЩАДБАНКА по делу Януковича на 1 млрд. 150 млн. долларов США

Победа GENTLS для ОЩАДБАНКА по делу Януковича на 1 млрд. 150 млн. долларов США

19 декабря Киевский апелляционный суд принял решение, которым поддержал позицию адвокатов GENTLS, защищающих ОЩАДБАНК. В данном материале мы раскроем ряд наших юридических наработок, которые привели нас к этой беспрецедентной победе.  

Напомним, адвокаты экс-президента Януковича подали иск против ОЩАДБАНКА с обвинениями руководства банка в разглашении банковской тайны и распространении якобы недостоверной информации о наличии на счетах экс-президента 1 млрд. 150 млн. долларов США.

Главное, что нам удалось сделать в рамках данного дела – это защитить право людей знать информацию, которая имеет широкий общественный интерес. Благосостояние экс-президента и его близкого окружения является предметом публичного интереса. Мы доказали, что ограничение приватности чиновников такого уровня является оправданным, информация о их деньгах может открыто обсуждаться, поскольку таким образом гарантируется право на свободу слова. Свою позицию мы построили на практике Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ), которая была принята киевскими судами. Согласно практике ЕСПЧ в таких делах необходимо учитывать два ключевых обстоятельства: (1) степень общественного интереса к распространенной информации и (2) степень публичности лица, которого эта информация касается. Также, следует учитывать предыдущее поведение заинтересованного лица, способы и обстоятельства получения информации, ее точность, форму и последствия публикации.

Значительный общественный интерес, по мнению Европейского суда, имеет место тогда, когда информация непосредственно влияет на общество в значительной степени, и общество проявляет законный интерес к этой информации (п. 66 решения по делу «Sunday Times против Великобритании»), особенно, если это касается благосостояния населения (п. 58 решения по делу «Barthold против Германии»). Кроме того, во многих делах утверждается, что информация о неправомерной деятельности должностных лиц, в том числе о коррупционных действиях, составляет публичный интерес, потому привлечение к ответственности за ее распространение нарушало бы статью 10 Европейской конвенции (п.43 решения по делу «Надтока против России», п.62, п.71 решения по делу «Морар против Румынии», п.68 решения «Аксель Шпрингер против Германии (№2»), п.52 решения по делу «Оjala and Еtukeno Оy против Финляндии»).

Степень известности лица, которого касается распространенная информация, также имеет непосредственное значение: чем больше такое лицо наделено официальными полномочиями, тем сильнее его права могут быть ограничены, тем больше информации о нем может быть опубликовано (п. 52 решения по делу «Ojala and Etukeno Oy против Финляндии», п. 119 решения по делу «Нachette Filipacchi Associes против Франции»).

В частности, показательное дело «Аксель Шпрингер против Германии», которое касалось информации, распространенной о бывшем федеральном канцлере Германии Герхарде Шредере и его возможных связях с Россией. Европейский суд по правам человека отметил, что Шредер, занимавший одну из высших должностей в Германии, должен был проявлять большую открытость к прессе, чем частные лица. При таких обстоятельствах, ЕСПЧ пришел к выводу, что немецкие суды не привели достаточных обоснований необходимости ограничения свободы слова и констатировал нарушение статьи 10 Конвенции.

То есть, позиция ЕСПЧ сводится к тому, что, чем более известно лицо и чем большими полномочиями оно наделено (или было наделено в прошлом), тем сильнее могут быть ограниченными права такого лица на неприкосновенность частной жизни в пользу свободы слова.

Кроме позиции о публичности Януковича и общественного интереса к его персоне, а также ряда других весомых аргументов, мы обратили внимание суда на то, что для удовлетворения иска об опровержении необходимо наличие состава гражданского правонарушения, один из элементов которого – причинение вреда деловой репутации Януковича. Мы убедили суд в том, что истец не обосновал и не подтвердил доказательствами наличие у него высокой деловой репутации и факт причинения вреда. Личное восприятие Януковичем информации о более чем миллиарде на его счетах, как негативной, не является основополагающим. Ключевым является восприятие такой информации читателями, то есть третьими лицами, которые вполне могли и порадоваться успехам экс-президента, вместо того, чтобы огорчиться. Доказательством причинения вреда мог служить, например, отчет о результатах социального опроса, подтверждающий падение рейтинга, либо письма возмущенных избирателей. Однако нашими оппонентами подобных доказательств предоставлено не было.

Исход данного дела подтвердил базовое правило GENTLS – у адвоката нет права на ошибку. Перед подачей иска следует не только учитывать украинское законодательство, а глубоко изучить практику Европейского суда по спороным правоотношениям. В результате дать честный прогноз клиенту и проинформировать о всех возможных рисках. В противном случае адвокат может навредить клиенту, вместо того, чтобы помочь.