Почему Бигус выиграет в суде у Гладковского?

Почему Бигус выиграет в суде у Гладковского?

Почему Бигус выиграет в суде у Гладковского?

04 марта стало известно, что Игорь Гладковский, сын уволенного Первого заместителя  Секретаря РНБО, обратился в Подольский районный суд с иском об опровержении информации из журналистского расследования BihusInfo о воровстве в оборонке.

В суде Гладковский – младший просит защитить свою честь, достоинство и деловую репутацию, которым, по его мнению, нанесён ущерб расследованием BihusInfo. Каковы шансы Гладковского на удовлетворение иска против Бигуса? По моему мнению, Гладковский проиграет. И вот почему.

В журналистском расследовании BihusInfo раскрыта информация, имеющая колоссально высокий общественный интерес. Расследование о коррупции, откатах в оборонной сфере в условиях военных действий на востоке страны. То есть тема не просто интересная, а прямо удовлетворяет высокую потребность общества знать, что происходит в оборонной сфере, на которую каждый работающий украинец отчисляет военный сбор. Иск Гладковского направлен на защиту своих личных неимущественных прав. То есть личному праву истца противоставляется право общества получать информацию с высоким уровнем публичного интереса. Таким образом, суду придётся оценить баланс между правами человека, установленными статьями 8 ("Право на уважение частной и семейной жизни") и 10 ("Свобода выражения мнения") Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Из своего опыта могу предположить, что суд отдаст предпочтение свободе выражения мнения, поскольку подобные дела неоднократно рассматривались Европейским судом по правам человека, практика которого является обязательной к применению украинскими судами. Позиция Европейского суда сводится к тому, что ограничение права лица на уважение частной и семейной жизни (статья 8 Конвенции) является оправданным и баланс прав в таких случаях смещается в сторону свободы слова (статья 10 Конвенции). Эта информация должна быть расценена судами как оценочное суждение, о чем Европейский суд отметил в п. 43 решения по делу «Ghiulfer Predescu против Румынии». То есть, если речь идет о теме, которая представляет общественный интерес, высказывания скорее относиться к оценочным суждениям, чем к фактическим утверждениям. А согласно Закону Украины “Об информации” оценочные суждения не подлежат опровержению. 

Значительный общественный интерес, по мнению Европейского суда, имеет место тогда, когда информация непосредственно влияет на общество в значительной степени, и общество проявляет законный интерес к этой информации (п. 66 решения по делу «Sunday Times против Великобритании»), особенно, если это касается благосостояния населения (п. 58 решения по делу «Barthold против Германии»). Кроме того, во многих делах утверждается, что информация о неправомерной деятельности должностных лиц, в том числе о коррупционных действиях, составляет публичный интерес, потому привлечение к ответственности за ее распространение нарушало бы статью 10 Европейской конвенции (п.43 решения по делу «Надтока против России», п.62, п.71 решения по делу «Морар против Румынии», п.68 решения «Аксель Шпрингер против Германии (№2»), п.52 решения по делу «Оjala and Еtukeno Оy против Финляндии»).

Более того, стоит обратить внимание, что расследование BihusInfo не ограничено персоной одного Игоря Гладковского. Среди фигурантов есть уволенный Первый заместитель Секретаря РНБО и директор Укроборонпрома – лица достаточно публичные и занимающие ключевые должности во власти. Статус публичности и нахождение фигурантов во власти имеет существенное юридическое значение. Позиция ЕСПЧ, на которую украинские суды ориентируются в силу закона, сводится к тому, что, чем более известно лицо и чем большими полномочиями оно наделено (или было наделено в прошлом), тем сильнее могут быть ограниченными права такого лица на неприкосновенность частной жизни в пользу свободы слова, тем больше информации о нем может быть опубликовано (п. 52 решения по делу «Ojala and Etukeno Oy против Финляндии», п. 119 решения по делу «Нachette Filipacchi Associes против Франции»). В частности, показательное дело «Аксель Шпрингер против Германии», которое касалось информации, распространенной о бывшем федеральном канцлере Германии Герхарде Шредере и его возможных связях с Россией. Европейский суд по правам человека отметил, что Шредер, занимавший одну из высших должностей в Германии, должен был проявлять большую открытость к прессе, чем частные лица. При таких обстоятельствах, ЕСПЧ пришел к выводу, что немецкие суды не привели достаточных обоснований необходимости ограничения свободы слова и констатировал нарушение статьи 10 Конвенции. И пускай сам Гладковский-младший и не является чиновником и до недавнего времени не был широко известен, расследование было о группе лиц, в числе которых представители публичной власти. Поэтому правило о смещении баланса защиты его личных прав в сторону свободы слова подлежит применению.  

Из своего опыта ведения дел о защите чести, достоинства, деловой репутации, могу отметить, что украинские суды, как правило, принимают позицию журналистов о защите свободы слова и позиции Европейского суда по правам человека. Так, например, было с иском экс-Президента Виктора Януковича против издания Левый Берег, в котором суд отказал Януковичу в опровержении, защитив право журналистом распространять информацию, имеющую высокий общественный интерес.